НовостиМузыкаБлижний Круг
Россия! С Новым Годом! Встретили Хорошо! Так Держать! Жаль только, что Поздравление президента запоздало для Дальнего Востока (может, другим регионам посчастливилось!)- не в 12 часов ночи оно прозвучало, а в Час ночи, когда надо спать идти, а не праздновать! Но! Наверное, лучше поздно , чем никогда! С Праздником! Друзья!!!
ссылка 0
поделиться
Farier
Здравоохранение наше, как и государство в целом (я не говорю ещё об отдельных гражданах, а только о «машине») давно и бесповоротно нуждается в лечении.
Я расскажу сейчас вкратце свою историю, свои переживания и эмоции, не претендуя на объективность, а лишь, говоря словами из песни «Монолог» (исполняет Алла Пугачёва) на гениальные стихи Марины Цветаевой – «… Я обращаюсь с требованьем веры и с просьбой о любви».
Итак, в ночь на 16 октября этого года меня покусали мои любимые кошки; они начали драку в два часа ночи, когда я валился от усталости и хотел уже лечь спать, но пришлось вмешиваться…
Несколько дней я боролся за свой искусанный палец самостоятельно (искусан был не только палец, но он пострадал в большей степени). Я вынужден был капитулировать (кошки кусают меня так сильно не в первый раз, но всегда удавалось выкарабкаться самому) – температура, краснота, припухлость, невыносимая, дёргающая боль только усиливались. Мне пытались помогать соседи, но и это не срабатывало! Пришлось идти в поликлинику, где я приписан (№ 1) по улице Краснознамённой (у нас в Уссурийске). Я добрался туда к часу дня, когда (увы!) хирурга уже не было; Сайнук Нина Павловна уже закончила приём и поспешила (я узнал об этом в «ординаторской», что на входе) на свою вторую работу урологом (врачей ведь не хватает).
После некоторых препираний до меня, всё же снизошли и согласились принять; спасибо пожилой женщине-«ординатору» (не уверен, правильно ли я называю её по должности). «Девочки тебя ждут!» - сказала она. «Девочками» оказались две, известные уже мне медицинских сестры (они принимали участие в вырезании липомы на моей спине). Это Озеренникова Галина Васильевна приблизительно 70 лет и Симоненко (не помню имени – отчества).
… Трудно описать обычными словами, что я пережил – за несколько дней моей «самостоятельной борьбы» палец распух, краснота охватила палец и пошла к запястью, руку дёргало болью; казалось, что болит не только палец; отдавалось и в предплечье.
Операционная сестра хладнокровно (по старинке без обезболивания) проковыряла в пальце дырку, давила на него, немного «сцедив» заражённую кровь. Потом стала спицей засовывать в дырку бандаж. Без всякого, повторяю, наркоза! Я орал, как бешенный, рыдал, умолял об уколе, но безрезультатно. «Врача нет! Укола тоже не будет!»
Такой боли у меня ещё не было!
На следующий день меня оперировали. Та же сестра Галина Васильевна и хирург – уролог Сайнук Нина Павловна. Я, опасаясь, что со мной сделают всё так, как вчера (без укола), с тревогой спросил: «А укол вы мне сделаете?»
«Нет! Будем резать так!» -сказала "рвач".
Я уловил её иронию, но радовался я не долго. Во-первых, когда она вогнала иглу и надавила шприц, мой палец стало распирать так (на фоне пульсирующей боли), что, казалось, он сейчас взорвётся. Я стал причитать, потом громче и, видимо «увлёкся» так, что Сайнук сделала мне замечание. Но! Каким изощрённым способом это было сделано! Наповал! Меня покоробило, когда она, сверля меня глазами, на повышенных тонах спросила: «Вы случайно на учёте у психиатра не состоите?!»
Моя челюсть «опустилась» ниже мошонки! Я не знал сначала, что ей ответить, а ответить надо было! Может быть рассказать ей всю свою жизнь, а может встать и уйти?! И то, и другое мне показалось неразумным. Я решил с «выхлопом» подождать.
А укол, тем временем действовал крайне скверно. Похоже, уколола она мне новокаин, который применяли в прошлых веках (в нынешнем используют лидокаин, который в десять раз сильнее новокаина); так, как палец по-прежнему болел!... Но врач уже резала его. Она орудовала скальпелем, а я орал (признаюсь, что Галина Васильевна накануне воздействовала на мой мозг болью в несколько раз сильнее, но и хирург не уступила ей «первенства», добавив свою «ложку дёгтя» о моём «учёте», сравнявшись в «изобретательности пытки» со своей медицинской операционной сестрой; «Яблоко от яблони не далеко катится!». Да, вдобавок «принимающая» сестра по фамилии Симоненко своей грубостью (вероятно, защитной реакцией от «бьющей ключом по голове» жизни!) не уступит своим «сёстрам по скальпелю»; грубит, командует, как в израильской армии; с квадратной мощной фигурой! Все «одного поля ягодки»!
… Врач перестала резать, прислушавшись то ли к себе, то ли к моим стенаниям. Наконец, она сделала второй укол. Потом стала заканчивать своё дело, обещая, что палец будет без боли около двух часов. Слабо в это верилось, т.к. палец уже болел и дёргался по-прежнему, не прошло и пяти минут после операции.
Уходя, я, всё же задержался и задал свой вопрос: «Почему вы так сказали – спросили меня, не состою ли я?!» Она оторвалась от своей писанины и, взглянув на меня исподлобья, ответила: «Потому что вы совсем не терпите боль!»
Я услышал её слова, но продолжал свою мысль. Меня распирало рассказать ей «всю свою жизнь», однако, благоразумнее было ограничиться малым (хрена тебе, а не «жизнь»! Это моя жизнь!). Так и поступил: «Я действительно в детстве обращался за «помощью» к психиатру. Сам обращался! Меня положили на месяц, родителям сообщили в тот же день. И я жалею, что это сделал (единственное, наверное, о чём я жалею в жизни). А вы мне сделали больно!»
В ответ она промолвила тише обычной своей громкости: «Простите!»
Бог простит, а я простил!
Что же творится с нашим государством, с нашей медициной, с нашими врачами, с нами?! Работают, как бездушные роботы конвейерным методом. Может быть делают «намёки», что по-прежнему (с индивидуальным подходом, ранее имевшим место; а может быть я себе его нафантазировал и выдаю желаемое за действительное?!) уже не будет?! Почему они работают, не вкладывая своё сердце; холодно и отстранённо, словно из-под палки работают!? Люди ведь мучаются!
Сам же и отвечу – работают потому, что хотят жить! А вопросы надо задавать «наверх». Мы ведь народ! И можем решать свои проблемы через референдум и в любом, разрешённом законом формате!
23 окт. 2017 15:20
ссылка комментировать
поделиться
Farier
ВРАЧИ! ПОМОГИТЕ!

21 июня 2016 года сегодня у меня состоялась явка к врачу терапевту Первой поликлиники в г.Уссурийске, где я приписан. Мой лечащий врач Филиппов Игорь Вениаминович ушёл в отпуск, и мне назначили другого врача по фамилии Желтова. Немного предыстории. Я пришёл 14 июня сего года на приём в поликлинику к Игорю Вениаминовичу нашему производственному (по совместительству) врачу. Он на следующий день уходил в отпуск, поэтому всё мне сразу прописал! Было столько информации, что я смущённо сказал ему – не напутать бы, не забыть бы чего! Он успокоил меня, мол, всё у тебя написано, действуй по порядку. Я и стал действовать Так! Прошёл 16 июня все анализы крови и стал ждать явки 21 числа к новому врачу, который, как я думал, посмотрит результаты моих анализов и даст, естественно, дальнейшие рекомендации. Например, по результатам анализов крови, сердца (я прошёл ЭКГ), окулиста (и его прошёл). Но! Она их даже не открывала!
Рентген я не прошёл! Это правда! Именно здесь мой мозг дал предполагаемый сбой (то, о чём я говорил с Игорем Вениаминовичем, выражая свои опасения, мол, что-нибудь напутаю); где и когда проходить рентген мне Филиппов не сказал, или я не услышал! И ещё один «сбой», который был единственно моим расчётом, мол, подожду 21 июня, выслушаю рекомендации нового врача и составлю смету – что покупать, какие лекарства в первую очередь (к олигархам себя не отношу, поэтому как-то так!). Может быть здесь моя прямая оплошность .. Но! То, как меня встретила Желтова, что я от неё выслушал! Такого «врача» я за всю жизнь вижу в первый раз; она с порога накинулась на меня, чуть ли не с ругательствами; весь накопленный за день негатив, вероятно, решила мне передать
(ничего себе, донора выбрала!). Я вышел от неё, оглушённый. В двух словах – она частично опровергла методику лечения Филиппова, сказала (не заглянув даже в мои анализы!), что уровень сахара на ночь равный 8.0 – это норма! Какой кошмар! Вероятно, все остальные врачи в мире дураки, а она – Светило!


ВРАЧАМ ПОМОГИТЕ!

Сегодня история повторилась. В кабинете номер восемь, куда я пришёл сдавать кровь из вены, со мной "внушительно" поговорили! Когда я поинтересовался, взяли или нет у меня в прошлый раз пробу на гликированный гемоглобин (ведь мед. сестра меня заверила тогда, что взяла все анализы крови, которые у меня были выписаны доктором!) и, если да, то почему у меня не взяли направление? В ответ я услышал грубость и увидел перед собой не ту уравновешенную симпатичную женщину, которая сидела за минуту до этого. Я увидел агрессию, злость, граничащую с ненавистью! Потом подключилась вторая медицинская сестра и практически орала на меня, что ничего я им не отдавал, поэтому они у меня и не взяли 16 июня кровь на Г.Г. Я продолжал спорить, говорил, что подал им все
направления, которые у меня были (это действительно так!). Они парировали, что, якобы я им не оторвал и не подал направление (оно приколото к талону). Последовал мой вопрос - почему я должен что-то отрывать; это приколото доктором, отрывать может только или мед. персонал. Они продолжали своё. Я своё. Заглянул "совестливый" очередник (я с ним потом хотел побеседовать по душам, но он куда-то исчез) и высказался, мол, мужчина, не задерживайте очередь (понимаю! У каждого своя правда! У каждого своя очередь и свои болезни! Я же, как кость в горле. Но! Если мы будем молчать, то о нас скоро начнут вытирать ноги, а мы начнём вымирать, как мамонты!). Я перешёл к своим резервам (на тот момент я заблаговременно включил Диктофон на запись): "Прошу вас не грубить мне. Я всё записываю на диктофон!". Это произвело впечатление лишь на первую мед. сестру, которая принимала направления; она снизила "децибелы". Вторая же продолжала кричать, но постепенно её крик стал походить на шипение
змеи. Причём, шипела она, беря в это время у меня кровь из вены. И я всерьёз опасался за свою жизнь. Потом я вышел, поискал глазами "очередника", не нашёл и поднялся на второй этаж к старшей медсестре. Там всё рассказал, расплакался... Она оказалась доброй и заботливой женщиной!
23 июня 2016 01:30
ссылка комментировать
поделиться
Farier
14_______2010____303.jpg
17 декабря 1963 г. Я появился на свет в г. Уссурийске Приморского края. Почему-то хочется начать с детства,
вспомнить (не удаётся избежать « высокопарных слов»;
Булат Шалвович Окуджава меня бы понял!) судьбоносные
моменты , расставить все точки над «i» и приступить к главному.
Итак, ходил я в детский сад при МЖК (некогда, Уссурийский
Масложиркомбинат). Что вспоминается из этой поры?
Садик выглядел Райским уголком и поначалу утопал в цветах
и садах (было много цветов; георгин, гладиолусов, астр.
Фруктовый сад был как из сказки; яблони, вишни, груши,
Абрикосы…). Это позже стало цветов меньше, а сад вырубили.
А пока я ходил туда воспитанником, я помню только эту неописуемую красоту!
Самое тёплое воспоминание о той поре у меня вызывает милая
седоволосая женщина(тогда мне казалось почти бабушка—в 37-то лет!).
Анна Александровна.
Она появлялась в нашей группе и вызывала обожание всех! Она
читала нам голосом Чудесной сказочницы «Про Газель».
Увы! Не помню точное названия этой сказки.
Как водится у людей, всё хорошее быстро заканчивается;
Его стремятся заменить собой другие «сказочники»…
Хотя Анна Александровна и была с нами недолго (она увольнялась, потом вернулась , когда я пошёл в школу),
но я помню её всегда, а лица других стёрлись из памяти.
Теперь о себе любимом! Сексуальность во мне проснулась
рано- аж в пять лет! Я, видите ли, никогда не мог заснуть
на сонном часе. Просто лежал и мучительно глядел в потолок.
Однажды, поддавшись томлению, я стал себя исследовать.
И увлёкся так, что разрядка меня потрясла!
Я и сейчас помню, что я прошептал себе тогда:
-- Вот оно!!!...
Я лежал в своей Средней группе у входной двери слева от входа,
с головой укрывшись одеялом, и каждая моя клеточка вибрировала от радостного возбуждения. Такого наслаждения
я не испытывал до этого ни разу, но в тот «сонный час» сразу
понял : «Вот Оно!», словно бы догадывался о Его существовании.
Но скоро я почувствовал пустоту, которую надо было чем-то
заполнять. И я заполнил её сначала размышлениями, мол,
почему мне об этом ни разу не говорили, ведь это так(!) приятно?!...
И вскоре в детскую душу закрались сомнения; может быть,
в этом есть что-то дурное?.. И пришло «ОНО»-чувство ВИНЫ.
Так и получается в жизни—всегда платим за удовольствие.
Хотя Это и моё удовольствие, но только спустя два десятка лет я принял Его и перестал себе выставлять Счёт.
Интереснее всего то, что всегда находятся люди, спешащие «к раздаче Сладенького», а попросту говоря, желающие воспользоваться Неведением маленького Человека.
Такие люди есть везде! Когда они наделены властью, они
становятся Тиранами для своего народа; ведь Пастуху нужны
овцы, а не тигры! Овцами можно управлять! Надо лишь изредка
напоминать им, что они овцы. И лучше всего это делать при
помощи Чувства Вины.
Я не был покладистым ребёнком. Однажды на прогулке в детском саду меня окликнула кто-то из воспитателей,
мол, «туда не ходи, сюда ходи». Я не выразил особого внимания
к её словам. И вслед себе услышал «пророчество»--
«Ох! И трудно тебе придётся!».
Что за парадокс эти «выплюнутые» в бессильном злобе
фразы! Она сказала и облегчилась. А ребёнок несёт с собой
всю жизнь эти слова, как проклятый! Это неприятное
воспоминание со мной вот уже почти сорок лет!
И ещё одна маленькая деталь из моего «сонного» детства.
Уже в старшей группе я не спал. Лежал с головой под одеялом,
Занимаясь собственной физиологией. Как откуда не возьмись появилась…
Я не помню её лица, так как не смотрел на неё. Да, вдобавок,
после лежания под одеялом свет пялящихся на меня в упор
оконных глазниц ослепляли меня. Стыд и страх( перед чем-то
неведомым), ослепляющий свет, не позволили мне зафиксировать в памяти лицо моей «спасительницы»,
которая своим «Участием» прекратила мой «Блуд»,
чтобы «сохранить мою Душу!».
Другими словами, произошло следующее. За моим занятием незаметно наблюдала «воспитательница», потом подошла и сдёрнула с меня одеяло. И, когда я попытался одеть трусы,
она сорвала их с меня и стояла, как маяк надо мной. Я сжался
в комок, лежал на правом боку и испытывал унижение и стыд,
не зная, что из всего этого выйдет (раз «за удовольствие надо
платить», а какая это будет расплата, я не знал, то
ко всему вышеизложенному примешивался страх перед неизвестностью). Поскольку, спросить свою маму о причине такого обращения со мной я не мог ввиду деликатности ситуации, то страдание моё было огромно и безвыходно!
Всё это обрушилось на плечи шестилетнего ребёнка.
Постояв ещё немного так надо мной, и, осознав, что
«кина больше не будет»( я лежал, свернувшись в клубок, поэтому, интересующий (видимо!) её орган был безнадёжно
потерян для обзора), она с подчёркнутым презрением бросила мне трусы и ушла.

29 авг. 2011 02:58
ссылка комментировать
поделиться